МКС увели от столкновения с космическим мусором

В Красноярске впервые выберут лучшего воспитателя года



Красотки восьмидесятых. Они были не моделями, а демонстраторами одежды

Рабочая профессия

Вокруг них несметное количество явных поклонников и тайных воздыхателей. А еще больше завистников и завистниц. Редкая юная особа не мечтает хоть раз в жизни взойти на подиум и на глазах у всех под вспышки фотокамер пройтись неповторимой походкой, покорив сердца и души окружающих. А что, нормальное, по сути, желание.

Для большинства будет полной неожиданностью то, что во времена СССР такой профессии, как манекенщица (сейчас принято говорить «модель»), не существовало вовсе. Девушки, работавшие на показах одежды, причислялись к рабочей профессии, которая называлась «демонстратор одежды». Каждая из них писала в анкете: «из рабочих», в общем, пролетариат. Запись в трудовой книжке и производственный стаж - соответствующие. Оклад в те годы был 60, а чуть позже 90 советских рублей, как у всех. Вот они, знаменитые 90×60×90. Когда им приходилось покидать подиум, то уволить могли с очень странной, но официальной формулировкой: «в связи с потерей образа». Или из-за того, что «вышли из размера». Как вы сами понимаете, случалось это очень рано, лет что-нибудь около 25, за редким исключением - чуть позже. По сути это означало ранний выход на пенсию, как, например, у артистов балета. Но на самом деле до настоящей пенсии нужно было еще работать и работать. Ведь пенсионный возраст тоже такой, как у всех. А то, что «потеря образа» означала расставание с профессией навсегда, никого не волновало. И не в том проблема, что надо дальше жить и работать. Вопрос в другом: кем и где? Естественно, что накопить на безбедную старость или даже на достойную молодость не получилось - доходы не те. А юность… Юность осталась позади, вместе с ней - страницы модных журналов и плакаты, изданные огромными тиражами. Как теперь живут эти женщины?

Тиражи популярности

Лучший способ разузнать про судьбы королев подиума, которые блистали в 1980-х годах, - это поговорить с ними лично. Зачем нам слухи и сплетни, мы все узнаем из первых уст. Одно странно: нет о них сегодня практически никакой информации. Всезнающий Интернет упрямо молчит и не отзывается на их имена и фамилии. В прессе почти ни слова. А как же недавняя популярность и всеобщее внимание?

Наша собеседница - обаятельная улыбчивая Тамара Юрьевна, та самая Томочка Варванцева, покорившая многие подиумы мира - красотка из прекрасных восьмидесятых.

- Если бы мы работали сейчас, то, действительно, наверняка успели бы заработать за свою карьеру серьезные деньги. Ну посудите сами. Плакаты с нашим изображением тиражировались по всему СССР. Не помню точно, но это невероятное количество экземпляров. Я, например, снималась на рекламе «Госстраха» в году, наверное, 1988-м. Тираж где-то с полмиллиона! Как-то пыталась посчитать, сколько раз мое лицо было растиражировано за все время работы. Не получилось, надоело - остановилась на четвертом миллионе! Лично я начала работать демонстратором еще школьницей, в 1978 году, а ушла из профессии в начале 1990-х. Многие из плакатов просто забылись со временем. Но один не забуду никогда. Не поверите, но это был первый отечественный «ню» постер. Кстати, с рекламой госучреждения - нашего внешнеторгового предприятия «Беларусьинторг». Как я тогда решилась, сама удивляюсь. В те годы мой будущий супруг за мной только ухаживал, мы даже немного поссорились. Но потом он сам признался: плакат очень понравился.

Пахали мы, я вам скажу, как рабы на галерах. Это только так кажется, что мы разгуливали по подиуму в свое удовольствие, купались в овациях и цветах. Было, конечно, и это. Но чего только стоили командировки по просторам Союза на добитом «ПАЗике». Культуру красиво одеваться в массы вывозили. А съемки на пленэре - это просто испытание. На улице мороз, а мы переодеваемся десятки раз за смену все в том же автобусике. Прыгаем почти голые под дождем и снегом. При этом зарплата копеечная, а дисциплина нешуточная. Опоздал на примерку - выговор и минус премия. Пришел на работу на минутку позже - прогрессивка долой. Самое страшное - выкинуть на выезде какой-нибудь фортель - уволена по статье. Наш рабочий день несколько раз в неделю завершался вечерним показом. Так что домой - ближе к ночи. С перестройкой появились маленькие побочные заработки - всякие внеплановые показы. Зарождающийся частный пошивочный бизнес требовал публичности. За вечер можно было заработать уже рублей 10-20. Но это редко.

Манекенщицы и манекены

Правда, бонусы в нашей профессии тоже были. Мы из тех счастливых граждан СССР, которые объехали много стран. Сейчас кажется нелогичным, но мы были выездные и представляли отечественные коллекции одежды по всей Европе, а не только в странах соцлагеря. Я лично дарила официальные подарки и жала руку коммунистическим лидерам - Хонеккеру и Чаушеску. И плакат с моим изображением и автографом капиталиста Пьера Кардена у меня тоже был. Жалко, стащил кто-то. Представьте только, наши красавицы Алла Гончарик и Марина Биржевая работали на показе высокой моды в Милане в 1990 году на одном из знаковых шоу в мире моды. И как работали: каждый выход - буря оваций! Но когда наша чуть-чуть беременная Марина вышла на подиум в феерическом золотом платье невесты, завершая показ, зал просто взорвался. Законодатели мировой моды и VIP-зрители аплодировали стоя. Да, у каждой из нас был свой звездный час. Но это на фоне ежедневной серой и скучной работы - примерок, гастролей по убогим домам культуры и клубам. А еще технические показы по несколько раз в неделю, где мы ощущали себя не манекенщицами, а манекенами.

Карьера у многих из нас закончилась в 1994 году гастролями в Китай. Это было уже коммерческое мероприятие, но только не для нас. Предложение было простым и категоричным: кто согласен работать бесплатно, тот едет. Остальные свободны! Мы согласились, хоть и не все. Совершенно кабальные и унизительные условия - трудиться за хлеб и крышу над головой, но мы не пожалели. Заработали на этом, и немало, сами организаторы - какая-то китайская газета и наше руководство. Но и у нас поездка получилась роскошная. Конечно, работали по два-три показа почти каждый день, но увидели тот Китай, который мало кому открылся. Нам показали очень много, причем жили мы в прекрасных гостиницах, всегда в сопровождении китайских охранников и представителей спецслужб. Мы даже рискнули и согласились на китайскую кухню. Так что несколько месяцев ели всяких кузнечиков, гусениц жареных и даже змей. В конце оговоренного срока работы китайская сторона почувствовала вкус денег - и мы зависли в стране почти на два месяца. То билетов нет, то рейс отменили, то еще чепуха всякая. Пришлось жаловаться нашим мужьям в Минск по телефону. Уж не знаю, что натворили тут наши любимые, но вернули нас домой в стиле лихих 90-х - очень оперативно, каким-то спецавиарейсом и с извинениями. Надо заметить, что извинения организаторов были очень «искренними» и под бдительным присмотром крепких ребят в красных пиджаках.

Красота - это навсегда

- А как сложилась дальше ваша судьба, судьбы ваших подруг?

- Да как у всех, ничего феерического. Марина Биржевая сегодня мама двух мальчишек.

Алла Гончарик преподает английский язык на кафедре «Теория и практика перевода» БГУ. Мужики головы на улицах скручивали, на нее глядя, но Алла отдала себя любимой работе. Ирина Матюшева живет в Риге. Вышла замуж за моряка, освоилась, выучила язык, вырастила двух сыновей и теперь работает в латвийско-датском СП, не стыдно сказать, модельером-конструктором.

Правда, Лариса Гимбут все же стала лицом известного клипа на песню Александра Солодухи. Она и есть та самая «чужая милая».

Многие разъехались. Анжелика Гаража и Татьяна Зейдина в Киеве, следы Саши Петровой потерялись где-то в Вильнюсе.

Двух уже, к сожалению, нет с нами… Одна из них погибла при странных обстоятельствах, а вторую убили два подонка, когда она пыталась продать свою машину, обычную ВАЗовскую девятку.

У меня лично в жизни все в порядке - любимый муж, доченька Анюта. Кстати, были ведь в нашей профессии и коллеги-мужчины. До сих пор дружу с Колей Дроздом. Мы с ним много лет отработали вместе и вместе занимались бальными танцами. Сейчас у Николая собственное маленькое дело. Кстати, сохранил редкую для своего возраста внешность. Инструктор по горнолыжному спорту и завидный холостяк. Спрашиваю: что не женишься? А он говорит: «Пробовал, и не слишком удачно. Но проработав кусочек жизни в окружении таких красавиц, потом жениться трудно. Очень уж планка была задана высокая».

- А дочка в модели не пойдет?

- Уж и не знаю. Девчонка просто красавица. Да еще и занимается прекрасным видом спорта - синхронным плаванием. Все может быть. У меня ведь и мама проработала не один год манекенщицей, меня многому научила, объяснила, как себя правильно поставить в профессии, чтобы слухи и грязь не прилипали. Как-то, еще в начале работы, я принесла нашему башмачнику в Доме моделей свои первые модельные туфли, он взял их в руки и говорит: «А я вашу маму знаю, у нее точно так же подошва протиралась - в центре уже почти дырочка, а каблук как новый». Вот она, фирменная модельная походка, почти на цыпочках!

- Не жалко, что жизнь, связанная с работой манекенщицы, закончилась в один день? А потом все заново, как с чистого листа.

- Нет, ни капельки не жалко. Кстати, все считают, что наша личная жизнь строилась только вокруг нашей работы и женихи встречали нас у дверей зала показов с букетами роз. Меня мой будущий муж увидел первый раз в зале филармонии на концерте классической музыки. Так что профессия тут совершенно не при чем. Многие из нас умудрились выучиться, получить специальности и дипломы. Я по образованию стилист. Досадно другое, что наш сегодняшний модельный бизнес как-то забыл про многое, что было в 1980-е годы. А зря, мы к гонорарам не приучены и деньгами не избалованы. За каждый чих и дельный совет денег не спросили бы. Теперь поздно нас расспрашивать - много уже поменялось. Нет, никто из нас на плакаты не лезет и на сцену ни за что не выйдет. Но мы работали на ведущих показах мира и знали правила этой игры не понаслышке. Наши талантливые ребята - менеджеры, организаторы конкурсов, модельеры - вынуждены были пройти этот путь самостоятельно.

Перед нашим разговором еще многих, кто работал в Доме моделей (сейчас Белорусский центр моды) в 1980-х, мне удалось разыскать, но они категорически запретили даже упоминать о них. Однако как мужчина скажу вам точно. Настоящая красота - это навсегда, и бывших манекенщиц не бывает.

Прощайте, юные красотки восьмидесятых. Здравствуйте, прекрасные женщины двухтысячных!