В 1440 школах Башкирии развивается электронное образование

Минкульт: Из столичной резиденции президента в музей возвращено ценностей на 28 млн грн



Отцы могли бы посидеть дома с ребенком хотя бы один месяц

Аналитик центра политических исследований Praxis Хелен Бийн полагает, что причины мужской пассивности следует искать в привычных гендерных ролях: ребенком занимается мать, отец работает.

«Сейчас к матерям относятся так, как будто они принадлежат к группе риска: время от времени уходят в отпуск по уходу за ребенком или остаются дома с больными детьми. Однако что касается мужчин, здесь ребенка воспринимают с противоположным знаком - отцовство повышает ставки отца, причем даже на переговорах о зарплате», - говорит Бийн, являющаяся одним из авторов недавнего исследования «Анализ системы родительских отпусков в Эстонии».

«В принципе, наша система ухода за детьми достаточно передовая - родительская зарплата приличная, выплачивают ее продолжительный период, в течение трех лет для оставшегося с ребенком родителя сохраняется рабочее мес­то, однако система слишком жесткая и больше уже не отвечает современным требованиям», - считает Бийн.

Аналитики Praxis в ходе мониторинга, проведенного по заказу Министерства социальных дел, рекомендовали зарезервировать за отцами определенный период отпуска по уходу за ребенком. «Что касается продолжительности этого периода, здесь нужен общественный договор и более основательный анализ. На данный момент отцовский отпуск продолжительностью один месяц кажется наиболее приемлемым».

Изменить мышление

За этим предложением стоит опыт других государств, преж­де всего Северных стран. «Когда в 1993 году в Норвегии был введен обязательный отцовский месяц, количество остававшихся дома с детьми отцов за четыре года выросло с 4% до 70%, теперь же этот показатель равен уже 89%», - приводит пример Бийн.

Отцовский месяц или несколько месяцев (как варианты предлагались три или шесть месяцев) мог бы использовать только отец, а если семья решит не пользоваться ими и в первые годы жизни с ребенком будет оставаться только мать, она не получит родительской зарплаты, выплачиваемой за отцовский месяц.

«Для развития ребенка полезно уже в раннем возрасте установить близкие отношения с отцом. С другой стороны, такие отношения благотворны и для мужского здоровья, так как снижают уровень стресса», - поясняет Хелен Бийн.

Находящийся сейчас в отпуске по уходу за ребенком Ардо Оясалу не одобряет введение отцовского месяца в обязательном порядке. «Сделать его обязательным невозможно, поскольку отец не в состоянии заменить ребенку мать, особенно если ребенок на грудном вскармливании», - считает Оясалу. Супруга Оясалу, представитель свободной профессии, в основном проводит время дома, но благодаря тому, что муж находится в отпуске по уходу за ребенком, женщина может более гибко организовать свою работу.

В более широком плане предложение аналитиков Praxis сводится к сокращению гендерного неравенства - как на рынке труда, так и при выполнении домашних обязанностей. Если бы мужчины больше времени проводили дома с детьми, не одни только женщины попали бы в эту пресловутую «группу риска», с точки зрения работодателей. Сейчас же из-за длительного отсутствия на работе именно женщины, в первую очередь, рискуют лишиться квалификации и возможностей карьерного роста.

«Поначалу мужчины восприняли бы отцовский месяц как обязаловку, но со временем образ мышления изменился бы, и они стали бы считать естественным то, что роль отца предполагает заботу о ребенке, - полагает Бийн. - Если бремя заботы о доме и детях распределится более равномерно, на свет будет появляться и больше детей».

Требования жизни

Аналитики Praxis изучили отношение работодателей к возможности введения отцовского месяца. Поначалу предложение принято ими не было, но затем работодатели признали, что вопрос скорее в изменении привычного образа мышления. Работодатели пришли к выводу, что с точки зрения организации работы в качестве оптимального периода такого отпуска подошел бы один месяц или больше, например полгода.

В случае введения отцовского месяца потребовалось бы отдельно проанализировать ситуацию с правами семей, состоящих из матерей-одиночек.

Другое важное предложение аналитиков Praxis, по словам Бийн, состоит в том, чтобы позволить находящимся в отпуске по уходу за ребенком лицам работать с неполной нагрузкой. Это позволило бы родителям получить больше свободы для организации своей жизни. К тому же в стареющем обществе не хватает налогоплательщиков.

«На этот же период был бы продлен срок выплат родительских зарплат. Например, вплоть до достижения ребенком трехлетнего возраста», - объясняет Бийн.

«Сейчас, чтобы размер родительской зарплаты не уменьшился, можно подрабатывать на сумму до 320 евро в месяц, при этом нельзя делать ту же самую работу у того же самого работодателя, что и до начала отпуска по уходу за ребенком. Такой порядок отстал от жизни, если учесть хотя бы нашу демографическую ситуацию и сокращение численности рабочей силы», - говорит Бийн.

Как предлагают аналитики, мать и отец могли бы час­тично находиться в отпуске по уходу за ребенком одновременно, чтобы более гибко сов­мещать работу с уходом за ребенком. «Это было бы исключительно выгодно для женщин, которые, имея маленького ребенка, хотят работать с частичной занятостью и не потерять квалификацию», - говорит Бийн. - Женщина не выпадет из процесса на полтора года".

«Было бы разумно сделать систему более гибкой, - полагает Оясалу. - Четыре часа в день работал бы один супруг, а четыре часа - другой. Если учесть, что мы все больше приближаемся к экономике оказания услуг, это вполне разумно».